События Мы в СМИ

Чем грозит российскому бизнесу инициатива Андрея Белоусова

Ведомости от 13 авугста 2018

Виталий Петлевой, Филипп Стеркин, Полина Трифонова, Артур Топорков

28 июля президент Владимир Путин поставил «согласен» на письме помощника Андрея Белоусова: тот предложил рассмотреть изъятие сверхдоходов у металлургов, горнодобытчиков и химиков – для 14 компаний увеличить налоги и получить 513,66 млрд руб. 9 августа письмо Белоусова стало достоянием гласности, а на следующий день пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснил: президент согласился, чтобы эту тему проработало правительство и представило предложения с учетом сохранения инвестиционных возможностей компаний из списка.

Собеседник «Ведомостей» в финансово-экономическом блоке знает, что инициатива о 500 млрд руб. – авторская идея Белоусова, и сомневается в ее воплощении в текущих условиях. За счет каких мер предлагается исполнить идею, в письме Белоусова не говорится, это должны разработать профильные ведомства и министерства.

Документ вызвал критику сначала владельца НЛМК Владимира Лисина, который выступил от лица ассоциации «Русская сталь» (он возглавляет ее), а затем РСПП.

Что предлагает помощник Белоусов считает, что если выровнять рентабельность по EBITDA нефтегазовых компаний и компаний из списка, бюджет получит от последних более 500 млрд руб. Из-за высокой налоговой нагрузки (в значительной части это НДПИ) рентабельность по EBITDA нефтегазовых компаний колеблется между 15% у «Лукойла» и 29% у «Сургутнефтегаза»; у НЛМК она 26%, а у «Полюса» – 59%. Налоговая нагрузка, пишет Белоусов Путину, у нефтяников и «Газпрома» выше (13–50%), чем у металлургов (4–17%). «Из-за внешней рыночной конъюнктуры [в 2017 г.] металлургические, химические, нефтехимические и горнодобывающие компании получили суммарно более 1,5 трлн руб. EBITDA», – считает он: в мировой практике изъятие сверхдоходов, образовавшихся из-за рыночной конъюнктуры и не зависевших от действий руководства, распространяется на все ресурсные отрасли. Письмо Белоусова, говорят несколько чиновников, поступило в Минпромторг, Минэнерго и Минфин. Их представители комментировать письмо отказались.

В Минпромторге металлурги встретились с замминистра Виктором Евтуховым, решений нет, металлургам рекомендовано разработать наименее болезненные способы изъятия сверхдоходов, сказали несколько участников встречи. Еще два участника говорят, что список могут пополнить другие золотодобытчики и медные компании.

Один из участников встречи добавил, что Минпромторг попросил компании подготовить пояснения, как инициатива отразится на инвестиционных программах, налогах, социальных инвестициях. «Ужесточение налоговой нагрузки для металлургической отрасли ставит под угрозу реализацию стратегических национальных целей России», – говорится в тезисах одного из участников встречи в Минпромторге.

А Лисин, комментируя идею Белоусова, заявил, что предложенные им меры станут поощрением неэффективности. План Белоусова не учитывает, сколько компания инвестировала раньше, возвращая деньги в производство и повышая рентабельность, и сколько ей нужно инвестировать в будущем, замечет Лисин: возникает риск снижения инвестиций и конкурентоспособности.

Несколько топ-менеджеров из компаний «списка Белоусова» выразили в беседе с «Ведомостями» схожую позицию. Те, кто инвестировал в производство, теперь получают более высокую рентабельность, объясняет один из них. Также он советовал оценивать EBITDA не за один год, а за несколько, чтобы понять влияние рынка на рентабельность. Важна доля иностранных активов в бизнесе, экспорта в выручке и проч., говорит еще один топ-менеджер.

РСПП указал на ошибки в расчетах Белоусова. Не все компании из списка добывают полезные ископаемые, не все получают газ по сниженной цене, находит недочеты в предложении Белоусова топ-менеджер компании из списка.

Методологические проблемы

Значение рабочей аналитической записки Белоусова некорректно переоценивается, замечает федеральный чиновник: «Белоусов отвечает за исполнение нацпроектов, его работа – найти деньги, он делает в администрации президента аналитику, какие дополнительные источники финансирования есть или теоретически могут быть». Эта записка мало чем отличается от сотни аналогичных, уверяет чиновник, а решение «проработать» на языке чиновников ничего не означает, по существу, об этом же говорят официально Песков и первый зампред правительства, министр финансов Антон Силуанов.

«Белоусов – осторожный аппаратчик, но не понятно, обсуждал ли он с кем-нибудь свое предложение до того, как внести его официально. Возможно, он уже заручился поддержкой на самом высоком уровне», – отмечает политолог Аббас Галлямов. На основании каких параметров Белоусов отбирал компании – этим вопросом задаются руководители всех компаний из письма, говорят собеседники «Ведомостей» в этих компаниях. Федеральный чиновник объясняет, что в список компании включены как пример, для сравнения.

Основную выгоду металлурги получают от продукции высокого передела – проката. Чтобы произвести его, нужно добыть руду, обогатить ее (железорудное сырье – биржевой товар), переплавить с добавлением смеси ферросплавов, выплавить горячекатаный прокат, а затем холоднокатаный (листовой) прокат.

Добывающие сегменты НЛМК и «Северстали» принесли компаниям в прошлом году 24 и 31% EBITDA соответственно ($642 млн и $812 млн), остальные 64 и 68% ($1,72 млрд и $1,76 млрд) – продажа проката и металла для стройки. Железная руда стоит сейчас около $69 за 1 т, горячекатаный прокат – в среднем $360, а холоднокатаный «Северсталь» продавала в 2017 г. по $468 за 1 т. Металлурги тоже платят НДПИ, это большая часть в строчке затрат «Прочие налоги», говорит сотрудник крупного рейтингового агентства, доля НДПИ от затрат на производство у НЛМК и «Северстали» – 1,17 и 1,5% соответственно.

Чуйко подчеркивает, что НДПИ хотя и невысок для металлургической отрасли, но закладывается в расчет себестоимости и при неаккуратном обращении с этим налогом себестоимость может сильно пострадать, а от нее зависит конкурентоспособность, в первую очередь на внешнем рынке.

Они разные

«Базовый посыл неверен: уравнивание налоговой нагрузки обработки и добычи невозможно, потому что повышенная нагрузка нефтегазовой отрасли – способ изъятия государством ресурсной ренты у пользователей недрами», – говорит руководитель центра Rupec Андрей Костин: их сверхдоходы берутся именно из факта богатства страны полезными ископаемыми, такая логика работает во всем мире. В обработке нет никакой ресурсной ренты, а значит, и нет сверхдоходов как таковых, считает Костин: их происхождение – в основном следствие осуществленных ранее инвестиций, ввода новых мощностей, работы по развитию внутреннего спроса, а эти моменты почему-то игнорируются.

«Повышение налогов на бизнес для помощи государству – распространенная практика, особенно на развивающихся рынках, – считает директор по металлургии Prosperity Management Николай Сосновский. – Но и на развитых рынках бывали случаи windfall tax (налог на сверхдоходы. – «Ведомости»). Конечно, такие действия никогда не происходят в подходящее для компаний время. Но если необходимость налога на прибыль возникает на развитых рынках, государственные институты все-таки обычно проводят глубокий анализ ситуации, стараются подобрать более комфортное для бизнеса время, анализируют, сколько, у кого, в какой пропорции, за какой период можно взять».

Вероятность принятия программы в существующем виде практически нулевая, полагает Чуйко: «Все прекрасно понимают, что названные цифры – это просто повод компаниям для раздумий, это просто знак начала дискуссии». «Изъятие суммы, превышающей 200 млрд руб., из отрасли просто приведет к тому, что отрасль перестанет нормально функционировать и потеряет конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность», – констатирует Чуйко.

«НДПИ хорош тем, что взимается с самого факта добычи полезного ископаемого. И государству неважно, сколько продали, сколько прибыли получили, главное – есть добыча, а значит, есть и поступления в бюджет», – объясняет партнер юридической компании «Шаповалов Петров» Сергей Шаповалов. Поэтому НДПИ кажется самым логичным вариантам – не будет вопросов, что делать с налогом на прибыль, например, если прибыли у компании не окажется. Но для «Сибура», вошедшего в список, это неприменимо, уверен Шаповалов, пока сложно сказать, хватит ли у компаний ресурсов остановить эту идею.

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2018/08/13/777977-chem-grozit-initsiativa-belousova


Цифры и факты

Партнеры "Шаповалов Петров" тратят на клиентскую работу до 80 процентов времени

Почти 33 года составил средний возраст сотрудников "Шаповалов Петров" в 2017 году

3:2 - соотношение юристов и партеров в "Шаповалов Петров"

2-3 место заняли юристы "Шаповалов Петров" в турнире по настольному хоккею в 2017 году

270 км проехали по горам юристы "Шаповалов Петров" в 2017 году

В 2016 году юристы "Шаповалов Петров" побывали в 33-х городах

Самый популярный счет в хоккейном турнире "Шаповалов Петров" - 4:2

"Шаповалов Петров" выявили налоговую экономию по кредитам на 3,5 млрд

В 2015 году ЮК "Шаповалов Петров" консультировала и представляла интересы 16 компаний-недропользователей

Выполняя поручения клиентов, юристы "Шаповалов Петров" налетали в 2015 году 110 000 миль

Следующий факт

SHAPOVALOV PETROV

tax • legal